Category: общество

Сан-Франциско: родина хипов Хейт-Эшбери

Ранее: Сан-Франциско: город на семидесяти холмах, Кастро



Прогулявшись по холму Vista, спускаюсь на Haight str. (район Хейт-Эшбери) – улочку хипов, изобилующую соответствующими магазинчиками с индийскими и прочими товарами: анашу раскуривают прямо на улице.
Collapse )

Сан-Франциско: город на семидесяти холмах, Кастро

Ранее: В Долину Антилоп



19.
Утро вышло позднее, спал до 10. Потом вернулся в инет на поиск ночлега в С-Фр, затем вышел на трассу. Подвезли 2 машины. Одна - недалеко, а вторая, - имя водителя звучит вполне как «Игорь», - до трейна (сабвея, то есть – нашего Метро), который ходит как наши электрички за 50 км от города (7$). Когда голосовал второй раз, постепенно поднимался на фривей, и как говорится - не успел и делом махнуть, то есть глазом моргнуть, как буквально из-под земли появился полицейский, и орет в матюгальник:
- Но хичхайкинг на фривей!

Collapse )

Уехать в США, вернуться в Россию

Запись ранее Сьерра Невада - район озера Тахо



Сегодня СМИ России пестрят темами об упадочности американской системы жизни, однако это не мешает сотням тысяч людей ежегодно покидать пределы России по небезызвестным причинам, которые я решил прояснить  на примере двух своих друзей, три года проживающих в США и не собирающихся возвращаться.


«Перемены иногда случаются... Чаще всего зависят от внешних причин... Появляются новые люди, меняются обстоятельства или появляются новые предложения, от которых сложно отказаться... Но в этот раз произошло все иначе -пришлось  "резать по живому". Отрезать части собственного тела и души...» - из дневника эмигранта
Collapse )

Варзино - как Ирина тонула

Продолжение. Ранее губа Дворовая



21 авг.
На переходе до Варзино встретили 3 росомах. Я решил полюбопытствовать – побежал к ним, прячась за холмом. Одна из росомах сделала то же самое. Столкнулись с ней нос к носу, выглянув из-за камня одновременно. Метров 5 – 7. Бежал – нацепил телевик. Естественно, сфотографировать не удалось.

Collapse )

Губа Дворовая

Продолжение. Ранее река Сидоровка - губа Дворовая



19 авг.
Солнце мелькает, облачно. Спустились в бухту, решив осмотреть скалы Дворовой - прошли по отливной полосе. Первое впечатление – птичьи базары. Чайки здесь и правда вскрикивают, как люди. Недаром моряки считают, что они – души матросов. Эхо обрывистых скал усиливает эффект.

Collapse )

Губа Широкая - Харловка

Ранее было Как заблудиться в горной тундре



11 августа

До мертвой Харловки дошли за час. Впервые разделся до майки – да не уж то лето всё-таки будет? Харловка это бошенные каменные дома - общежития, разутые вездеходы. Негостеприимный охранник из лагеря нахлыстовой рыбалки соглашается перевезти нас через реку. В разговоре выясняется, что он бывший браконьер, а теперь вот охраняет семгу. Даже на порог не пустил - да и мы не стремились собственно, показалось там душно. Перед отплытием прогулялись по Харловке, заглянули на точку ПВО рядом с брошенным посёлком, попили чая средь развалин – атмосфера, как в фильме Люка Бессона «Последяя битва». К ночи вышли на маршрут, держа курс на мыс Воятка.

Collapse )

Письма к любимой: иррациональость поступков, границы восприятия

Продолжение. Запись ранее




Письмо 23-е.
Прочел Генри Торо «Жизнь в лесу» и задумался о принципе – что означает рациональность. Ведь она – это правда, необходимость, мера – на каждом шагу встречающиеся понятия. Если есть истина, то как может быть у каждого «своя правда»? А если истины нет, то нет и ничего абсолютно! И тебя – нет. Но если вырвать понятие «тебя» из меня, не останется другого, кроме как умереть. А жить хочется.

Вот я и подумал о рациональности – этом «краеугольном камне». Погоня за благами по той самой «экспоненте счастья» ничего не дает, потому что не решает «духовных вопросов» – ибо думать становится некогда, затраты чаще не оправданны – человек умирает раньше, чем успевает насладиться трудами. В пору ответить «что такое счастье» через иррациональность.
Collapse )

Губа Кекурская и мыс Буторин

Ранее Захребетное



2 августа.

Выходим на губу Кекурскую. Погода как вчера, только не льет. По-прежнему холодно, временами теплеет на час-два, потом снова стыло. Покосившиеся столбы линии связи маячат в тумане. Везде оленьи тропы – скалистый рельеф проходим во всех направлениях. Множество озер на пути, постоянно их оставляем то слева, то справа. Суровый край! Кто бы мог подумать, что когда-то здесь всё было иначе. Отцвели лотосы. Отшумели широколиственные леса средней полосы. Теперь горная тундра.
Collapse )

Бродягой человеку суждено рождаться

Заканчиваю писать ещё одну книгу о путешествиях. Из главы - "природа как система образования".


По дороге на РАБоту

Я пришёл к выводу, что бродягой человеку дано быть от природы. Опыт показал -
находить и собирать легче, чем осваивать землю: взращивать культуры, содержать скот, переживать зиму, хранить и строить. Я уж молчу о том, что интенсивные темпы ведения хозяйства противоестественны - губительны для окружающей среды. Кочевая жизнь экологичней, изобилует и куда большими возможностями, и большей эмоциональной атмосферой по сравнению с осёдлой - она максимальна для получения опыта. Сколько судеб, ситуаций мелькает… Маленьких мирков, самостоятельных жизней – только присмотрись. Да и большая часть животного мира пребывает в движении.

Collapse )

Письма к любимой: зов сердца, значение чувств, вкус к жизни, природа желаний и ложь

"Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше"
"Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло"
                                                                                                             - Евангелие




Продолжение. Запись ранее

Письмо 20-е.
Ох, любимая, я вступил в монолог с самим собой – как будто вспоминаю отрывки из древних книг, из прошлых воплощений. Знания эти смутны, они под покровом наносного, но за ними крапинками проступают те самые золотые нити, что творят существование через пространство и время.
Collapse )