ardm (ardm) wrote,
ardm
ardm

Categories:

Варзино - как Ирина тонула

Продолжение. Ранее губа Дворовая



21 авг.
На переходе до Варзино встретили 3 росомах. Я решил полюбопытствовать – побежал к ним, прячась за холмом. Одна из росомах сделала то же самое. Столкнулись с ней нос к носу, выглянув из-за камня одновременно. Метров 5 – 7. Бежал – нацепил телевик. Естественно, сфотографировать не удалось.





Солнца нет, но тепло. Промелькнул косяк уток - дело к осени. Пришла и пора подосиновиков – с Дворовой чуть ли не спотыкаемся об них. На устье Варзины ни следа, какой там поселок... Выглянуло солнышко – решили искупаться. Вдруг – вверх по реке с моря лодка. Мужики в шапках, куртках, а тут мы голые бегаем по пляжу друг за другом. Резвимся.


Дорога на Варзино

Кстати, это миф, что человек не может пережить холода. Алакалуфы - по сведениям 1850, мужчины этого народа не носили одежды, а женщины благодаря удивительной выносливости переносили холод полярных вод, детей обтирали снегом, и т. д. И Ирине в ближайшие часы пришлось повторить их подвиг.


Варзина - река широкая, в устье не перейти. Пока пили чай, вода отступила от скал – отправились вверх по реке на поиски людей и места брода. Если в прилив, придётся лазить по скалам.


Тот самый приливной прижим и пляж на той стороне реки

Километра через два смотрим – на той стороне лагерь нахлыстовой рыбалки. Покричали. Вон там брод - показывают. Ирина: "Что? Опять брод? Пусть перевезут! Вон, у них же лодка!". Что ж, кричи, говорю. "У меня голоса нет!" - отвечает.

-С нами баба-а! -  разносится эхо. Хоть Ирина и обвиняла меня потом, что я это специально так прокричал - на самом деле нет. Просто слово "женщина" не очень подходит для крика, как-то само собой получилось. И нас перевезли. Но Ирина почему-то обиделась. Потом мы с Димой хохотали: Ирина героем хочет быть, а бабой нет. В слабые отливы Варзугу и у лагеря не перейти - придётся подниматься ещё выше, чем 2 км от устья.




Встретили нас очень гостеприимно: душ, столовая, мешок продуктов. Рабадан, житель Североморска, был нашим проводником по лагерю и рассказал про окрестности - в том числе про дорогу и прижим. Ирина сфотографировалась с макетом сёмги, которая больше её роста. «Зачем?» - говорю. «Как зачем? – переспрашивает. – Пусть все думают, что сама поймала!». «Ага, - отвечаю, - чтобы каждый дурак, видя это, сломя голову нёсся на Кольский последнюю сёмгу вылавливать. Ты хорошо подумала?». А, бесполезно, всё равно потом она везде постила эту "рыбу".



Тепло попрощавшись с работниками и гостями, поспешили обратно на устье, где загодя виднелась матерчатая палатка и прижимы. Прижим теперь можно было детально рассмотреть, как и скалы на нём - вот что значит предусмотрительно фотографировать местность. Да и Рабадан объяснил, что сильно заливает. Что такое прижимы, я отлично усвоил по Курильским островам и Сахалину: тупил там не хуже Ирины. В ожидании времени прилива я торопил – близилась ночь - уже плохо различимые сумерки, и перспективы лазить по скалам вслепую мне не нравились. Тем более плавать в Баренцевом море. Однако, пригретые гостеприимством, мои товарищи плохо представляли ситуацию. Ирина решила, видимо - не оправившись от "бабы", вообще не торопиться: «Что кричишь? Раскомандовался! Иду, как могу! Нагрузили – и ждёте, что побегу?» И как я ни объяснял, она демонстративно спокойно обходила все лужи, вместо того чтобы скорее бежать через них.



Я терпелив. Подождал её раз – разъяснил ситуацию, что в принципе делать не должен, приказ есть приказ - особенно когда и объяснять некогда. Подождал другой - объяснил ещё раз. Повторил: «Прилив идёт быстро! Мы должны до темноты успеть до палатки! Иначе придётся лезть в скалы и сидеть там до утра! Надо скорее – основной прижим впереди! Поняла?» Отвечает: «Да». И тут же останавливается перед следующей же лужей: «И как по ней идти? Я же сапожки замочу».


Устье Варзуги

Тут я почувствовал полную беспомощность – "сапожки" добили. И уже не останавливался. Проскочили скалу – выбрались на спасительную песчаную террасу, прибежали с Димой к палатке - скорее к железной печи. Давай, говорю, быстрее разжигаем печь – Ирина сейчас приплывёт. Прошло минут тридцать – стало сумерничать, начался дождь. Смотрим – скалу залило. Вот, в море вдоль неё показалось какое-то бревно. Вот, это бревно поравнялось с пляжем и прибилось к берегу.




-Ты меня бросил! – Ириша, смотрю, хлебнула адреналинов. - Настоящий товарищ никогда не оставит!
-Это ты про каньон Восточной Лицы? – говорю. Я в этот момент жалел даже её гордыню - не стал фотографировать мокрую, подумал - хватит с неё испытаний. А она ещё и возмущается! Совсем не ценит ни нас, ни наши силы.
- А если бы я утонула?
Шантаж. Утонуть негде. В крайнем случае лезешь в скалы. Конечно - пошли бы тебя с фонарями искать. Да, думаю. Сколько возмущений
вместо того, чтобы сказать «спасибо» Шустрову за раскалённую печь, за то, что она сразу попала в тепло. Признать: «Как я была не права!» Я уж молчу про логику ситуации. Да, мне нужно было утопить всю фототехнику, которую я явно не успел бы спаковать, чтобы вывести тебя за ручку в бальном «па». И кто, спрашивается, так долго сидел за столом? Кому я напоминал не раз, что пора идти? Объясняться тут бесполезно. Проще – не брать. Когда буря эмоций утихла, и наконец услышали шум дождя, Ирина смягчилась и улыбнулась:
-Я же не знала, что прилив идёт так быстро! Сказал бы, что вода бежит, как из крана!



Ну конечно! И я даже догадываюсь - откуда это незнание! Ирин, ты бы хоть раз в течении всего маршрута в топографическую карту заглянула, если мне на слово не веришь! Там чёрным по синему, большими буквами надпись вдоль береговой линии: «Средняя величина прилива 3.0 метра». Слава Всевышнему, что хоть Дима адаптировался.



Далее Варзинские лабиринты
Tags: Варзино, Кольский вокруг, Кольский полуостров
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments